Дмитрий Фадин, «ИНВИТРО»: «Всегда есть риски и плюсы»

Дмитрий Фадин, «ИНВИТРО»: «Всегда есть риски и плюсы» 13.03.2020

Дмитрий Фадин, директор по стратегическому развитию и инновациям «ИНВИТРО» и спикер Третьей конференции «Информационные технологии в фармацевтике: фармацевтическая отрасль на пути к цифровой трансформации», рассказал CFO Russia о рисках и последствиях внедрения маркировки ЛП в условиях работы на прозрачном рынке через 3-5 лет, а также изменениях в работе медицинских представителей.

Какие риски после внедрения маркировки ЛП существуют в условиях работы на прозрачном рынке?

Уже сейчас мы видим, что в системе иногда случаются сбои. Любой сбой или подвергает рискам ее участников, если они начинают реализовывать решения в обход этой системы, или пациентов, которые могут не получить лекарства. Чем сложнее система, тем выше риск того, что она сломается. Я бы уделил максимальное внимание риск-менеджменту, потому что мы не можем оставить пациентов без лекарств, особенно если говорим об использовании препаратов в ЛПУ (лечебно-профилактических учреждениях). В них применение препаратов носит ургентный характер.

Также существует риск избыточного контроля, когда издержки на контроль начинают превышать выгоду от него. Например, есть несколько тысяч амбулаторных медицинских организаций, в которых не применяют препараты. Единственные препараты, которые они используют, – это аптечки оказания первой экстренной помощи. Она обязана быть в каждом учреждении. Ее списывают раз в год. Каждая из аптечек должна быть оснащена регистратором выбытия. Мы тратим на это ресурсы, которые ничем не оправданы, хотя можно отслеживать аптечки более рациональным способом.

Третий риск – любая прозрачность меняет привычные бизнес-модели для всех участников. Они могут довольно тяжело к ним адаптироваться. Движение продуктов становится более прозрачным. Таким образом, может пострадать значительное число участников, которые входят в товаропроводящие сети.

Вышеуказанные риски существуют, если смотреть на маркировку ЛП изолированно. При сочетании маркировки с другими инициативами возникают дополнительные риски.

Какие последствия маркировки ЛП и электронного рецепта возможны через 3-5 лет?

Система становится слишком сложной, что мешает быстрой и рациональной работе. Например, в случае абсолютно прозрачного рынка, в котором есть маркировка и электронный рецепт, пациент не может прийти в аптеку и купить необходимый антибиотик.

Кроме того, сейчас во многих госпитальных учреждениях невозможно обеспечить рациональную терапию из-за особенностей закупки. Мы не можем до мелочей запланировать наличие всех препаратов. Сейчас, например, любой человек может пойти в аптеку и докупить недостающие лекарства. Это не вполне легально в рамках законодательства, но соответствует реальной практике. Такое решение зачастую помогает оперативно лечить пациентов, если у нас есть огрехи в снабжении. При прозрачном рынке это станет невозможным. В некоторых случаях это может нанести вред, хотя по основному механизму принесет пользу. Никогда не бывает только черного и белого. Всегда есть риски и плюсы.

Как изменится работа медицинских представителей после внедрения маркировки лекарственных препаратов и электронных рецептов?

В короткой перспективе никак, потому что, так или иначе, работа медицинских представителей связана с донесением релевантного формата врачу. На протяжении многих лет в России механизмом образования врачей было доведение последних рекомендаций, протоколов и так далее. Учитывая, что каждая компания пытается при этом продать свой препарат, нельзя обеспечить полную беспристрастность такого подхода. Все ограничения в работе медпредставителей, которые есть на рынке, связаны именно с этим – трудно добиться беспристрастности в передаче данных, а также их проверке и валидации.

С введением электронного рецепта и маркировки врач сможет управлять выбором препарата при наличии его альтернатив. Соответственно, этот выбор также перейдет от врача к пациенту, который не обладает достаточной квалификацией. Далее в процесс начинает вовлекаться фармацевтический работник, поскольку пациент, не зная, как выбрать ЛП, будет советоваться с ним. Поэтому, скорее всего, вырастет роль фармакологического консультирования.

Задать свои вопросы Дмитрию Фадину и узнать больше об опыте «ИНВИТРО» вы сможете на Третьей конференции «Информационные технологии в фармацевтике: фармацевтическая отрасль на пути к цифровой трансформации», которая состоится 18 июня 2020 года в Москве.

Елизавета Гета


Наверх